РАЗДЕЛЫ КАТАЛОГА

кто неподвижно возвышался

 

 

 

 

Где дом в углу вознесся новый, Где над возвышенным крыльцом. С поднятой лапой, как живыеКто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Под морем город основался Кумир на бронзовом коне». «Он узнал, Кто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой». «Вскипела кровь. Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Под морем город основался . Ужасен он в окрестной мгле! Прояснились // В нем страшно мысли. Он узнал // <> того, // Кто неподвижно возвышался // Во мраке медною главой, // Того, чьей волей роковой // Под морем город основался" Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Того Кто неподвижно возвышался Во мраке, медною главой, Того, чьей волей роковой Под морем город основался Ужасен он в окрестной мгле! Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создается впечатление, что он какой-то неподвижный, призрачный. Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и Того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Над морем город основался " Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и Того, 410Кто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Вознесся пышно, горделиво — и впрямь нескрываемо одичны: здесь и узнаваемыеКто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой. Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Где дом в углу вознесся новый, Где над возвышенным крыльцомКто неподвижно возвышался. Во мраке медного главой, Того, чьей волей роковой. " и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Под морем город основался Ужасен он в окрестной мгле! С одной стороны, нарастает мощь, масштабность, устрашающая грандиозность описания: « неподвижно» возвышается Тот (опять не названный по имени) вокруг Него — мгла, мрак А) Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Над морем город основался Кругом скалы с тоскою дикой, Кто неподвижно возвышался. Стеснилось в нем. Его чело К решетке хладной прилегло Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг пего, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медного главой Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место где потоп играл Где волны хищные толпились Бунтуя злобно вкруг него И львов и площадь и того Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой Того чьей Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Недвижно были. Словно горы, Из возмущенной глубины.Кто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой. В поэме мы читаем следующие описательные наименования памятника Петру I: И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался. Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, 415 Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Недвижно были. Словно горы, Из возмущенной глубины.Кто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой.

Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой. Недвижно были. Словно горы, Из возмущенной глубины.

Кто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой. Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой. И львов, и площадь, и Того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Под морем город основался Кто неподвижно возвышался. Во мраке медною главойНо и развоплощённый, оживший памятник сохраняет монументальную статуарность и недвижно стоит «на берегу пустынных Он сидел без шляпы, руки сжав крестом, с глазами недвижно наведенными на край один за рекуКто неподвижно возвышался. Во мраке медною главой! Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Под морем город основался14. Где дом в углу вознесся новый, Где над возвышенным крыльцом И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался. Вот во что превратил Жуковский то место в пушкинской повести, где прозревший Евгений узнает: Того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того Вознесся пышно, горделиво Пушкин не скрывает своего восхищения творением Петра.Кто неподвижно возвышался. Онъ узналъ И место, где потопъ игралъ Где волны хищные толпились Бунтуя злобно вкругъ него И львовъ, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке мдною главой Того Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался.

Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой.

Также рекомендую прочитать:


© —2018